Миграционная политика в странах Западной Европы

Содержание

Введение        2

Современные подходы к миграции в странах Западной Европы        4

Трудовая миграция        4

Незаконная миграция        7

Политика в отношении предоставления убежища в Европе        9

Миграционная политика и демографическая ситуация        12

Миграционная политика стран Западной Европы        12

Германия        12

Франция        18

Швеция        21

Италия        22

Опыт миграционной политики западных стран: альтернативы для России        24

Список использованной литературы и ресурсов Интернета        28

Введение

История человечества неразрывно связана с миграцией населения, происходившей по разным причинам, но всегда с одной целью – переменой места жительства.

В первые тысячелетия развития человеческого общества миграции были связаны с освоением новых территорий. В период распада первобытнообщинного строя к причинам миграций добавились вооруженные столкновения племен. Происходило возникновение и крушение государств, формирование новых народов. В начале Средневековья в итоге Великого переселения народов произошло смешение племен, что привело к формированию современного этнического состава современной Европы. На всем протяжении Средних веков массовые миграции были связаны с бегством крестьян от феодальной зависимости в свободные земли. Великие географические открытия XVI-XVIII веков привели к колонизации и массовому переселению населения на открываемые земли. Но по-настоящему миграция возросла в XIX веке в результате бурного развития промышленного производства, так как происходило перенаселение одних стран при острой нехватке рабочей силы в других. Потоки населения направлялись в основном в США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, Аргентину, Бразилию, Южную Африку.

XX век внес много изменений в направления и характер миграций, беспрецедентно возросли и их масштабы. В первую очередь это было связано с возросшей доступностью транспорта и средств связи. Также на протяжении всего столетия мир потрясали многочисленные войны, которые порождали мощные волны вынужденной миграции: создавали колоссальные потоки беженцев и перемещенных лиц. Впервые возникло понятие незаконной миграции, когда люди въезжали в страну в обход ее законодательной базы. В 70-е годы появилась своеобразная миграция населения, выразившаяся в переманивании странами друг у друга высококвалифицированных специалистов: так называемая «утечка мозгов». Существенную роль на отдельных этапах играли также национальные, политические и религиозные факторы.

Международная миграция населения в условиях расширения мирохозяйственных связей занимает все более значительное место в развитии общества. Все большее число государств вовлекается в миграционные процессы, но, несмотря на масштабы этого явления, современная наука не имеет единой концепции. С одной стороны, это можно объяснить тем, что миграция одновременно оказывает влияние на различные стороны жизни общества, такие как экономика, демография, социология, политика и право. С другой стороны, анализ размеров и тенденций международной миграции осложнен несовершенством сбора информации, отсутствием унифицированных национальных и международных показателей. Публикуемая статистическая информация, как правило, фрагментарна и зависит от контекста. Тем не менее, можно утверждать, что общая тенденция заключается в увеличении миграционной мобильности населения, усилении интенсивности потоков международной миграции, в первую очередь, экономической.

Различные страны Европы по-разному относятся к массовому притоку иммигрантов. Но всех их объединяет наличие активной миграционной политики, направленной на достижение конкретных экономических и демографических целей той или иной страны.

Цель этой работы -  исследование политики в области миграции развитых стран Западной Европы, анализ опыта различных государств в решении их внутренних, а также международных проблем с помощью государственного регулирования миграционных процессов, попытка найти элементы миграционной политики этих государств, которые могли бы быть использованы в разработке государственной миграционной политики Российской Федерации.

Современные подходы к миграции в странах Западной Европы

В последние десятилетия миграционная политика западных стран все больше характеризуется ориентацией на использование комплексного подхода, на тесную координацию различных ее направлений. В частности, иммиграционный контроль и прием мигрантов увязываются с обеспечением их обустройства, адаптации или интеграции и поддержанием нормальных межэтнических отношений в обществе, а также с принятием внешних мер по ограничению и предупреждению потоков нежелательных мигрантов (внешняя помощь, зарубежные инвестиции и т.д.). При этом в свете угрозы международного терроризма в начале нынешнего тысячелетия приоритетное значение стало придаваться иммиграционному контролю, усилению фильтрации принимаемых мигрантов с учетом требований национальной безопасности и резкому ужесточению борьбы с нелегальной иммиграцией.

Трудовая миграция

Миграционная политика активно выполняет и свои экономические функции, связанные с ресурсным обеспечением производства. Миграционное законодательство благоприятствует въезду высокообразованных специалистов, а также некоторых групп квалифицированных рабочих, пользующихся повышенным спросом, отдавая все большее предпочтение их временной работе перед постоянным жительством. При этом оно оставляет ниши и для временных, в том числе сезонных, неквалифицированных работников. Приток коммерческих иммигрантов, обладающих капиталом и ориентированных на предпринимательство и инвестирование, даже поощряется.

Западноевропейские страны активно используют Европейскую службу занятости для найма иностранных работников из других стран региона. Однако с сокращением трудовой миграции из Португалии, Испании и Италии возобновилась практика заключения соглашений о найме иностранных работников-неграждан ЕС на принципах ротации, в первую очередь выходцев из бывшей Югославии и других восточноевропейских государств, а также Турции и стран Магриба.

Так, в соответствии с двусторонними программами приграничной работы чехам, словакам и полякам, живущим на расстоянии не более 50 км от границы с ФРГ, разрешается работать в этой стране при условии, что они ежедневно возвращаются домой. Кроме того, в целях привлечения специалистов в области информационных технологий, главным образом из Индии, ФРГ ежегодно выделяет 20 тысяч виз.

На данный момент тенденция к повышению доли высококвалифицированных работников в общей структуре иммиграции приняла четкие очертания. Во Франции и Великобритании для высококвалифицированных специалистов введена ускоренная процедура выдачи разрешений на работу. При этом западноевропейские страны проявляют большую избирательность с точки зрения географии рекрутирования иностранных работников. Так, швейцарские власти в соответствии с законодательством 1992 года благоприятствуют притоку экономических мигрантов из ЕС, сохраняя «нейтралитет» в отношении выходцев из США, Канады и Восточной Европы и создавая барьеры на пути мигрантов из стран «третьего мира».

Межгосударственная миграция рабочих и специалистов, осуществляемая в рамках мирового рынка труда, стала неотъемлемым элементом функционирования развитых экономик. Современная политика западных стран обеспечивает селективное расширение приема востребованных рынком категорий экономически активного населения, содействуя смягчению диспропорций в сложившейся структуре иммиграции, а также иностранного населения и заполнению ниш в составе национальной рабочей силы.

Особо перспективным представляется расширение приема иностранных работников на принципах ротации. Это объясняется растущим недовольством коренных жителей, связанным с увеличивающимися объемами незаконной миграции и притоком иноэтнических поселенцев, прибывающих на законных основаниях на постоянное местожительство.

Доля нетто-иммиграции в приросте населения развитых стран достигает почти половины, причем в странах Западной Европы она превышает 80%. В основных странах иммиграции на иностранцев приходится 5-20% их населения и 10-25% рабочей силы (см. таблицу 1).

Таблица 1. Удельный вес иммигрантов в населении и рабочей силе развитых стран в 1996 году

Иностранное население (ИН) (тысяч человек)

Доля ИН в структуре населения (%)

Иностранная рабочая сила (ИНР) (тысяч человек)

Доля ИНР в составе рабочей силы (%)

Бельгия

912

9

196

6,5

Великобритания

1972

3,1

878

3,4

Германия

7314

8,9

2559

9,1

Италия

109,1

2

332

1,7

Франция

3597

6,3

1573

6,2

Швейцария

1338

19

709

17,9

Источник: Stalker P. Workers without Frontiers. Boulder, 2000, p. 42.

Хотя средний уровень образования иммигрантов обычно ниже, чем коренного населения, их профессионально-квалификационная структура имеет более выраженную поляризацию, отражающую особенности современного спроса на иностранную рабочую силу: с одной стороны, на высококвалифицированных специалистов, а с другой - на временных, в том числе сезонных, рабочих.

Иммигранты вносят весомый вклад в развитие экономики принимающих стран. Так, в ФРГ в 1972 году, в пик трудовой миграции, иностранные работники произвели свыше 30% ВВП. Широкое использование дешевого низкоквалифицированного иностранного труда явилось основой функционирования ряда традиционных отраслей. Например, в Бельгии иммигранты составляют половину всех горняков, в Швейцарии - 40% строительных рабочих.

Заметный вклад в экономику принимающей страны вносит и так называемый этнический бизнес, объединяющий соэтнических предпринимателей и работников. Он получил наибольшее развитие в сфере услуг и торговли, в первую очередь в таких их видах, как уборка улиц и помещений, транспортные перевозки, ресторанный, гостиничный и туристический бизнес, торговля продуктами питания, одеждой и изделиями из кожи, оказание бытовых услуг в системе прачечных, ателье, парикмахерских, а также в банковской, страховой и других сферах. Производственные предприятия создаются иммигрантами главным образом в швейной, кожевенной и пищевой промышленности, строительстве, издательском бизнесе, сфере телекоммуникаций и информатики.

Если сферы занятости высококвалифицированных мигрантов и местных жителей в значительной степени пересекаются, то у низкоквалифицированных работников они, напротив, заметно различаются. Так, в системе общественного питания иммигранты в основном заняты на низших должностях в ресторанах, тогда как коренные жители чаще работают в сети "быстрого питания"; в сфере торговли первые трудятся в небольших магазинах, вторые - в супермаркетах; в строительстве иностранные работники заняты в ремонтно-реставрационном секторе, местные - в более солидных строительных фирмах. Этой дифференциации способствует особая роль, которую в занятости иммигрантов играют системы социальных связей и неформального профессионального обучения. Кроме того, в анклавах формируются специфические возможности занятости иммигрантов, отличные от ниш, существующих для коренных жителей.

В последнее время, на европейском рынке наблюдается жесткая конкуренция со стороны мигрантов из Турции, республик бывшей Югославии, Греции, Италии, Португалии и Испании за рабочие места низкой квалификации.

Как правило, иностранные рабочие, особенно это относится к выходцам из стран Востока, используются в тех сферах и отраслях, где велика доля ручного труда, а работа считается не престижной или оплачивается по низким расценкам. Во Франции, например, половина всех иммигрантов была занята в обрабатывающей промышленности и торговле, а в Германии три пятых иностранных рабочих трудились в обрабатывающей промышленности. Эти цифры говорят об ориентации отдельных отраслей на иностранную рабочую силу.

В Европе в последние годы наметился некоторый сдвиг в традиционной структуре занятости иммигрантов. Увеличивается процент иностранцев, работающих в сфере услуг. Наблюдается снижение занятости в сталелитейной промышленности, металлообработке, автомобилестроении.

Незаконная миграция

Резкий рост числа мигрантов, желающих обосноваться в странах Западной Европы, заставил еще в 1993 году такие страны, как Великобритания, Франция, Германия, Бельгия, Португалия, Нидерланды предпринять меры по ограничению приема мигрантов. В 1994 году их примеру последовали Австрия, Дания и Италия. Эти меры были настолько жесткими, что, по мнению ряда правозащитных неправительственных организаций, могли подорвать основы международного института предоставления убежища. А результатом этих мер стало увеличение потоков незаконной миграции.

Полицейские и миграционные службы ЕС на январь 2003 года опубликовали следующие данные об иммигрантах, в том числе нелегалах, в основных государствах Евросоюза.

Во Франции находится 3,6 миллиона иностранцев, из которых 9,23 тысячи - нелегалы. Чтобы въехать на территорию Франции из третьих стран, иностранцы должны запрашивать визу только в консульствах в своей стране. После пребывания на территории Франции в течение трех месяцев иностранец обязан обратиться в полицейские иммиграционные службы за видом на жительство, срок которого определяется французскими законами. Если это правило нарушается, иммигрант рискует быть высланным из страны без права получения въездной визы не только во Францию, но и во все государства Шенгенской зоны.

В Великобритании - 2,2 миллиона иммигрантов, из них 46,47 тысячи нелегалов. Здесь находится наибольшее количество лиц, обращающихся (по разным причинам) с запросами о предоставлении им политического убежища, и запросы эти чаще всего удовлетворяются. Однако за перевозку, предоставление ночлега и сокрытие иностранцев, незаконно проникших и проживающих на Британских островах, законодательно установлены особо высокие штрафы.

Для Германии характерно отсутствие ограничений или квот, лимитирующих миграционные потоки. Возможно, поэтому здесь проживает наибольшее количество иностранцев - 7,3 миллиона, из которых свыше 7 тысяч - нелегалы. Разрешения на жительство выдаются двух видов: временные (срок которых не следует превышать самовольно) и не ограниченные сроком. Главные требования к негражданам ЕС для получения вида на жительство - иметь профессию и знать немецкий язык.

В Испании из 1 миллиона приезжих 95 тысяч не оформили должным образом свое постоянное пребывание в стране. Главные «ворота» для незаконного проникновения в страну - Гибралтар: только в прошлом году береговая охрана перехватила около 12 тысяч нелегалов. Для борьбы с небывалым наплывом беженцев власти намерены построить вдоль южного побережья систему внешнего наблюдения - с радарами и приборами ночного видения. А на тех, кто предоставляет нелегалам даже временную работу и жилье, налагаются высокие штрафы.

Борьба с нарушителями особенно активно ведется в Италии, где примерно из 1 миллиона иммигрантов 5,35 тысячи находятся на нелегальном положении. А совсем недавно их было более 150 тысяч. В этом году вступил в силу закон "Босси-Фини", по которому все иностранцы, прибывающие не из стран ЕС, обязаны иметь трудовой контракт и постоянное местожительство, а также сдать в полиции отпечатки пальцев. Итальянские полицейские считают, что нелегалы опасны своей мобильностью и способностью быстро исчезать после совершения преступления.

Довольно суровые концепции борьбы с нелегалами в Греции, где на 1 миллион иностранных жителей их насчитывается 4,18 тысячи. В 1991-2001 годах здесь было арестовано 1,8 миллиона человек, незаконно проникших и проживавших на территории государства. В стране налажен жесткий визовый порядок, обеспечивается самая быстрая и эффективная в Европе система высылки иностранцев из страны за допущенные правонарушения.

В Швеции из 0,5 миллиона иммигрантов всего 595 нелегалов. В стране строго поддерживается установленный порядок въезда-выезда, а нелегалам здесь укрыться особенно трудно - их просто выдают полиции.

Министры внутренних дел и юстиции стран ЕС, обсуждавшие в Брюсселе вопросы нелегальной иммиграции в Европу, пока не смогли прийти к согласию относительно общеевропейской политики в отношении иммигрантов и общего ужесточения наказаний для тех, кто обогащается на нелегальной иммиграции.

Основной источник «нелегалов» в Европе – Балканы. Плохо охраняемые границы и общая неразбериха в этом регионе позволяют нелегальным иммигрантам использовать его как ворота на Запад. Одних лишь китайцев, ожидающих возможности нелегальной переправки в Западную Европу, в Югославии около 200 тысяч. Ситуацией на Балканах активно пользуются преступники на контрабанде “живым товаром”.

Чиновники стран ЕС склоняются к необходимости ужесточения пограничного контроля на западных рубежах Балканских стран. Высказываются также предложения по ужесточению наказаний за содействие нелегальной миграции. Однако все эти предложения наталкиваются  на жесткую критику со стороны правозащитных организаций. Правозащитники предлагают посмотреть на проблему с другой стороны - ведь нелегальные иммигранты стремятся проникнуть в богатую Европу, спасаясь от голода, лишений, политических и расовых преследований у себя на родине. «Международная амнистия» и Комиссия ООН по правам человека опасаются, что суровые меры ЕС против нелегальных иммигрантов приведут к тому, что жизнь беженцев в Европе станет еще более невыносимой, а те, кто пытается им помочь, окажутся не в силах это делать. И чиновники, и правозащитники говорят, что пропасть, разделяющая их  взгляды, постепенно становится меньше, но, как показывает отсутствие внятного решения по болезненному вопросу о нелегальной иммиграции, ни у тех, ни у других нет пока ясного плана действий.

Политика в отношении предоставления убежища в Европе

В конце второй мировой войны Европа столкнулась с огромной гуманитарной проблемой. Кроме того, что странам континента приходилось в труднейших условиях восстанавливать разрушенную экономику, нужно было еще репатриировать или переселить более 40 миллионов перемещенных лиц. Кроме того, после подавления в 1956 году советскими войсками восстания в Венгрии из страны бежало более 200 тысяч человек, а в 1968 году после подавления «Пражской весны» люди, хотя и в меньшем количестве, устремились из Чехословакии.

Беженцы с других континентов стали пребывать в Европу впервые в 70-е годы. После военных переворотов в Чили и Уругвае в 1973 году и в Аргентине в 1976 году многие были вынуждены покинуть Латинскую Америку. После 1975 года Западная Европа также приняла около 230 тысяч беженцев из Индокитая.

К 80-м годам все большее число людей со всего мира направлялись именно в Европу. Стихийное прибытие лиц, ищущих убежища, шло по нарастающей. В результате внутренних конфликтов и серьезных нарушений прав человека в Африке, Латинской Америке и на ближнем Востоке их число к 1989 году достигло 200 тысяч человек.

Падение Берлинской стены в ноябре 1989 года еще более увеличило нагрузку на международную систему защиты беженцев в Западной Европе по сравнению в 80-ми годами, поскольку появились опасения массового притока людей из стран бывшего социалистического лагеря. Беспорядочный  исход албанцев из всей страны в Италию и массовый приток беженцев из бывшей Югославии заставили правительства западноевропейских стран всерьез задуматься о механизмах контроля потоков мигрантов.

Число ходатайств о предоставлении убежища, поданных в Западной Европе, достигло своего пика в 700 тысяч в 1992 году. Принимающие страны не были готовы впустить такое количество иммигрантов. В этих условиях европейские правительства взялись за решение широкомасштабного наплыва ищущих убежища лиц, покинувших в результате военных действий территорию бывшей Югославии, путем введения режима предоставления временной защиты. Правительство ФРГ, которая приняла самое большое число беженцев из региона, тщетно пыталось убедить другие европейские государства разделить с ним это бремя в качестве дополнения к режимам временной защиты. Когда Германия в 1993 году внесла изменения в свою конституцию, отменяющие безоговорочную гарантию права на убежище, это предопределило разработку новой политики, направленной на ограничение въезда ищущих убежища лиц в страну.

Для регулирования потоков несанкционированных мигрантов и беженцев, с которыми столкнулись европейские страны, были приняты меры четырех видов.

Во-первых, страны стремились проводить политику «предотвращения въезда», направленную на то, чтобы не дать не имеющим надлежащих документов иностранцам, а в их числе и потенциальным просителям убежища, попасть в Европу. Широкое распространение получили визовые ограничение и штрафы, налагаемые на транспортные компании за ввоз пассажиров без надлежащих документов.

Во-вторых, были разработаны методы «переадресовки» для тех, кому все-таки удалось добраться до границы. Суть их заключалась в том, что ответственность за рассмотрение ходатайств об убежище таких лиц и предоставление им защиты перекладывалась на другие страны. Это стало возможно еще и потому, что к этому времени страны Центральной Европы уже перешли в разряд стран, где беженцы, пусть и теоретически, могли бы найти защиту. После 1989 года большинство этих стран присоединились к Конвенции ООН о статусе беженцев 1951 года, и в 90-е годы УВКБ ООН, Совет Европы и другие организации приложили немало усилий для наращивания возможностей этих стран в решении проблем ищущих убежища лиц и беженцев.

В-третьих, государства все чаще прибегали к ограничительному применению Конвенции 1951 года, стремясь исключить некоторые категории заявителей из сферы охвата определения «беженец». Это сократило долю признанных беженцами людей. Многие из них получили возможность остаться в стране, где подавали ходатайства о предоставлении убежища, но с более низким статусом, нежели официальный статус беженца, и с меньшим количеством льгот. Примерами таких статусов могут служить статус В, «гуманитарный статус» и «исключительное разрешение остаться». Таким образом признается, что люди нуждаются в убежище, но обязательства принимающих стран, особенно в части воссоединения семей и предоставления предусмотренных Конвенцией проездных документов, сведены к минимуму.

И наконец, были введены различные «сдерживающие» меры, включая получающее все большее распространение автоматическое помещение ищущих убежища лиц под стражу, отказ в предоставлении социальной помощи и ограничения в трудоустройстве.

Меры западных стран по корректировке миграционной политики совпали с усилиями по достижению более тесной экономической и политической интеграции посредством создания единого европейского рынка. Это предполагало снятие всех внутренних торговых ограничений для свободного передвижения людей внутри Европейского сообщества, ставшего частью Европейского союза, созданного в 1993 году после вступления в силу Маастрихтского договора о Европейском союзе. Но в то же время страны опасались, что свобода передвижения в рамках Европейского союза создаст множество новых проблем в области иммиграции и предоставления убежища.

Процесс согласования миграционной политики странами Западной Европы проходит тяжело. Большинство осуществлявшихся в 90-е годы мер были сосредоточены на координации и ужесточении политики государств в отношении допуска в эти страны. Так, в Шенгенской конвенции 1990 года содержались положения, предусматривающие укрепление сотрудничества между полицейскими и судебными органами, взаимное признание виз и ужесточение санкций против перевозчиков. В Дублинской конвенции 1990 года были перечислены критерии для определения того, какое из государств-участников несет ответственность за рассмотрение ходатайства о предоставлении убежища. Такая тактика была призвана пресечь попытки ищущих убежища лиц выбирать себе наиболее подходящую страну для рассмотрения ходатайства, а также решить проблему лиц, ищущих убежища, за которых ни одна страна не желает брать на себя ответственность.

Несмотря на значительные средства, выделяемые на меры пограничного контроля, жесткие ограничения в области миграции не решили проблему проникновения в Европу большого числа нелегальных мигрантов. Осознание правительствами своей неспособности поставить миграцию под контроль привело к выдвижению ряда радикальных предложений, таких как документ о «миграционной стратегии», подготовленный в 1998 году под эгидой Австрии, председательствовавшей тогда в Европейском союзе. В нем предлагалось не только создать «линию обороны» для защиты Европы от нелегальных мигрантов, но даже содержалось требование внести поправки в Конвенцию 1950 года или разработать новую. Хотя документ подвергся дружной критике и был отозван, аналогичные недовольные голоса еще не раз раздавались в Европе и за ее пределами.

Параллельно с этими событиями Совет Европы, членами которого являются подавляющее число европейских государств, а не только 15 стран-членов Европейского союза, работал над укреплением защиты прав беженцев как основных прав человека. В 1991 году Европейский суд по правам человека однозначно установил принцип, по которому лиц, ищущих убежища, нельзя возвращать в страну, где они подвергались бы опасности преследования. Положения Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 года по таким вопросам, как задержание, право на семейную жизнь и право на эффективные средства судебной защиты, также были рекомендованы для применения в отношении ищущих убежища лиц и беженцев. В целом, работа Совета Европы подкрепляет и дополняет деятельность Европейского союза, расширяет права беженцев и лиц, ищущих убежища, на всем континенте.

Миграционная политика и демографическая ситуация

В конце 90-х годов Европа оказалась на перепутье. В предстоящие годы меняющиеся демографические тенденции могут заставить правительства более позитивно относиться к иммиграции. Некоторые аналитики утверждают, что в ближайшие полвека потребуется значительное число иммигрантов, чтобы соотношение пенсионеров и работающих осталось хотя бы на нынешнем уровне. По оценкам доклада Отдела народонаселения ООН, при нынешних уровнях рождаемости и смертности Европейскому союзу в период в 1995 по 2050 год потребуется в среднем 1,4 миллиона иммигрантов в год, чтобы соотношение работающего и неработающего населения сохранилось на уровне 1995 года.

Впрочем, уже сейчас многие страны Европы начинают пересматривать свою иммиграционную политику в сторону ее смягчения. Так, в ФРГ, где суммарный коэффициент рождаемости равен 1,4, большинство родителей все же проявляют желание иметь в семье не больше одного ребенка. Это объясняется их стремлением заработать, сделать карьеру, жить более удобно. Но, тем не менее, ФРГ является одним из самых населенных государств, так как давно проводит продуманную и дальновидную миграционную политику. За счет иммиграции помимо простого увеличения численности населения, увеличивается и рождаемость в стране, поскольку уровень рождаемости среди мигрантов значительно выше, чем у коренных жителей. Миграционная политика ФРГ дает еще одно преимущество - омоложение населения, так как среди рабочих эмигрантов преобладает молодежь.

Скорее всего, в будущем подобное пересмотрение взглядов на иммиграцию ожидает большинство наиболее развитых стран Европы, поскольку именно их поражает бич старения нации. Эту точку зрения поддерживают большинство демографов и специалистов в области миграции.

Миграционная политика стран Западной Европы

Следуя логике рассмотрения проблемы миграции в развитых странах Европы, от изучения наиболее общих тенденций в миграционной политике я перейду к обзору политики в области миграции в конкретных странах Западной Европы.

Германия

Германия исторически, до начала ХХ века, была страной с отрицательным миграционным сальдо. Только в период между 1800 и 1930 годами почти семь миллионов немцев покинули свою родину по экономическим или политическим мотивам. Большинство из них уехало за океан. С конца второй мировой войны ситуация изменилась: до 1949 года почти 12 миллионов вынужденных переселенцев вернулись в четыре оккупационные зоны. А во второй половине ХХ века по численности иммигрантов Германия стала лидером в Европе. В период меду 1950 и 1997 годами около 29 миллионов человек въехали в Германию в качестве трудовых мигрантов, последовавших за ними членов их семей, переселенцев, ходатайствующих о предоставлении убежища или германских граждан, проживавших за рубежом. В этот же временной интервал 20 миллионов немцев и иностранцев покинули страну. Некоторые уехали добровольно, другие - по истечении срока действия их разрешения на работу по найму или вследствие отклонения их просьбы о предоставлении политического убежища. Эти цифры доказывают: большая часть иностранных мигрантов не остается на длительное время в Германии. Однако и большинство мигрантов с германским подданством покидают страну тоже только на ограниченный срок.

На сегодняшний день пребывание в Германии 7,4 миллионов иностранцев и около 3,2 миллионов переселенцев дает четкие представления о масштабах притока населения в течение последних четырех десятилетий. Тем не менее, Германия - в отличие, например, от США - не считает себя страной иммигрантов. Изгнанные послевоенных лет и переселенцы, как правило, тоже не рассматриваются в качестве иммигрантов. Вместе с тем ясно: после прекращения вербовки рабочей силы за рубежом в 1973 году фактическая миграция, имевшая в качестве своей конечной цели Германию, не соответствовала желаниям этой страны, но допускалась ею по правовым, гуманитарным или политическим причинам.

Несмотря на раскол Европы, Германия оставалась во второй половине ХХ века перевалочным пунктом для переселений с Востока на Запад, а также стала целью для эмигрантов из Южной Европы и Турции. На самосознании немцев это мало отразилось, однако оказало существенное влияние на численность народонаселения и его состав. С 1945 года можно выделить шесть этапов миграции.

Самый мощный поток иммигрантов на территорию нынешней Германии пришелся на конец второй мировой войны и на первые послевоенные годы (первый этап). В период между 1945 и 1949 годами оккупационные зоны союзных войск должны были принять почти 12 миллионов изгнанных. Одновременно с этим до момента основания обоих германских государств 10 миллионов иностранных и каторжных рабочих, военнопленных и бывших заключенных концентрационных лагерей вернулись на свою родину или переселились в третьи страны. Многие немцы тоже старались в тот период уехать в Америку.

В 1950 году из 49 миллионов жителей вновь основанной Федеративной Республики примерно 8 миллионов составляли изгнанные - почти шестая часть от общей численности населения. А в ГДР в 1950 году почти пятая часть граждан была представлена беженцами с Востока и изгнанными - в целом 3,6 миллиона из 18. В последующем десятилетии (второй этап) в количественном отношении значимыми были только перемещения между двумя германскими государствами. До 1961 года 3,8 миллионов граждан ГДР покинули пределы своего государства. Вместе с тем 400 тысяч граждан Федеративной Республики Германия переселились в течение 50-х - начале 60-х годов в Восточную Германию.

Решение о привлечении иностранной рабочей силы в Федеративную Республику было принято в принципе уже в середине 50-х годов. Однако только после возведения Берлинской стены, когда прервался поток переселенцев из ГДР, вербовка иностранцев развернулась в полном объеме (третья фаза). Уже в 1964 году в страну прибыл миллионный гастарбайтер, что в то время было соответствующим образом торжественно отмечено. Спустя девять лет численность гастарбайтеров достигла уже 2,6 миллионов. После сворачивания процесса вербовки в 1973 году последовала не обратная волна выезда, на что возлагались надежды, а массовый приток членов семей гастарбайтеров (четвертая фаза). Из рабочей силы, временно находящейся в Федеративной Республике Германия, они превратились фактически в иммигрантов. Хотя Федеральное правительство  приняло ряд мер по ограничению дальнейшего притока населения в Германию и по стимулированию возвращения иностранцев к себе на родину, число иностранцев в Германии росло непрерывно.

Изгнанные послевоенных лет, так называемые «беженцы республики» из ГДР и трудовые мигранты были не единственными иммигрантами в Федеративной Республике. Начиная с 50-х годов все боннские правительства разрешали въезд в страну переселенцам немецкого происхождения: до 1998 года их численность составляла в общем и целом 3,9 миллиона. Однако до середины 80-х годов эта привилегированная миграция по этническому признаку играла незначительную роль в количественном отношении, поскольку существование «железного занавеса» и административные препоны делали, как правило, невозможным выезд из восточной половины Европы. Только в конце 80-х годов (пятый этап) этнические переселенцы стали существенной составляющей иммиграционного потока в Германии. На эту фазу наложила свой отпечаток также и массовая миграция между Восточной и Западной Германией. Почти в то же время сильно увеличился приток ходатайствующих о предоставлении политического убежища. С 1988 по 1993 год свыше 1,4 миллионов человек - преимущественно из восточной половины Европы, из балканских стран и Турции - подали прошение о предоставлении им убежища. Еще 350 тысяч беженцев и районов военных действий из Боснии-Герцеговины нашли по меньшей мере временное прибежище в Германии, не проходя процедуру подачи ходатайства о предоставлении политического убежища. Без этой возможности и без преимущественного права въезда переселенцев немецкого происхождения и граждан ГДР число жаждущих получить убежище в Западной Германии было бы многократно больше.

На пятом этапе миграционной истории Германии ее миграционное сальдо непродолжительное время было даже большим, чем миграционное сальдо США. Многие склонны были уже оценивать это состояние как угрожающее и затяжное. Однако с 1992-93 года ограничительные правила существенно снизили возможность получения политического убежища (количество поданных заявлений в 1998 году - 96000) и иммиграцию переселенцев немецкого происхождения (в 1998 году - 103000), дав тем самым толчок к началу шестого этапа миграционной истории Германии после 1945 года. В 1997 году в Федеративной Республике было зафиксировано самое низкое миграционное сальдо с середины восьмидесятых годов: впервые после 1984 года миграционное сальдо для иностранцев в 1997 и 1998 годах было отрицательным (в 1997 году оно было зафиксировано на уровне -22000). Среди немцев (включая переселенцев) в 1997 году сальдо было положительным (+115000).

В 1998-1999 годах иностранное население в объединенной Германии насчитывает уже 7,4 миллиона, среди них все больше людей, которые сами иммигрантами не являются, но родились здесь в Германии как дети иностранцев. Эти 1,4 миллиона представителей «второго поколения» не имеют, согласно действующему законодательству, ни германского гражданства, ни права на то, чтобы остаться в Германии на длительный срок, если они не являются гражданами другого государства-члена ЕС.

Важнейшими легальными возможностями для временной или постоянной иммиграции в Германию являются следующие:

  1. право на убежище для тех, кто подвергается политическим преследованиям, и их ближайшим родственникам, а также существующие правила по приему контингента беженцев и временный допуск жертв из районов ведения военных действий и вынужденных переселенцев;
  2. право на въезд для супругов-граждан другого государства и несовершеннолетних детей (до 16 лет) проживающих в Германии иностранцев;
  3. прием переселенцев поздней волны из стран СНГ;
  4. право на въезд (соответственно на возвращение в любое время) для граждан Германии, проживающих в других странах;
  5. право свободного передвижения и повсеместного проживания для граждан других государств-членов ЕС и Европейского экономического пространства (ЕЭП);
  6. легальные возможности трудоустройства для граждан государств Центральной и Восточной Европы (работа по контракту, сезонные рабочие, новые гастарбайтеры, другие трудовые мигранты);
  7. специальные правила для студентов-иностранцев и для специалистов определенных профессий (среди прочих: иностранных менеджеров, деятелей искусства, занятых репродуцированием, спортсменов, журналистов, групп войск и военного персонала союзнических государств, сотрудников международных организаций).

Не все эти возможности для въезда приводят к безвозвратной миграции. Иностранные рабочие по договору подряда, сезонные рабочие, студенты, журналисты и военные, как правило, относительно быстро покидают страну. Одновременно с тем опыт прошедших лет показал, что часть тех, чьи ходатайства о предоставлении политического убежища были отклонены, и беженцы из районов военных действий рано или поздно возвращаются к себе на родину. Сходным образом обстоит дело и с трудовыми мигрантами из стран Средиземноморья, в меньшей степени - для признанных беженцев. Во всяком случае, положительное миграционное сальдо значительно ниже ежегодно регистрируемого общего количества иммигрантов.

В ближайшие десятилетия численность населения Германии едва ли будет увеличиваться, скорее, она останется на прежнем уровне или даже сократится. К этому выводу приходят почти все современные демографические прогнозы.   «Катастрофическое старение нации» – этот диагноз давно уже поставлен специалистами населению Германии. Несмотря на увеличение средней продолжительности жизни, численность населения падает – в последние десятилетия резко пошла вниз кривая рождаемости. Уже более 16% немцев сегодня – лица старше 66 лет, и всего 18% моложе 18. А это значит, что сегодняшние сорокалетние не могут рассчитывать на будущее пенсионное обеспечение – ведь данная статья бюджета складывается из налогов лиц трудоспособного возраста. Не могут – или не могли бы – если бы не иностранцы. Именно они, как утверждают демографы, становятся живительным источником: среди некоренного населения молодежи до 18 лет более 23% – 1,7 миллиона, а стариков – всего 3,2%. Значительно выше среди иностранцев и рождаемость: уже с конца 70-х новорожденные неграждане составляют ежегодно более 13%. Для примера: в 1997 году в Германии на свет появилось 812173 человека, оба родителя 107182-х из них – постоянно проживающие в стране иностранцы. Они в свою очередь, произведут на свет новое поколение, которое не позволит Германии стать «страной без жителей».

На сегодняшний день ясно: иммиграция в Германию (и в большинство других государств Западной Европы) в обозримом будущем не достигнет уровня конца восьмидесятых - начала девяностых годов. Но вопреки ограничительным предписаниям и масштабному контролю и в будущем ожидается определенный объем временной и постоянной иммиграции в Германию и другие страны Европейского Союза. Это определяется действием по меньшей мере трех основных причин:

  • во-первых, часть будущей миграции является следствием растущей интернационализации производства, распределения и рынков труда. Германские и европейские фирмы не могут изолировать себя от этой глобализации, ее уже систематически используют действующие на межгосударственном уровне концерны. Именно это форсирует нарастание миграционной подвижности служащих среднего и высшего звена и членов их семей. К этому добавляется спрос на особую квалификацию, которой нет у граждан данной страны. Из-за свободы передвижения внутри ЕС и ЕЭП Германия и другие государства-члены ЕС не могут ограничить трудовую миграцию из западноевропейских государств. После вступления в ЕС Польши, Чешской Республики и Венгрии эта свобода передвижения будет распространяться - после завершения продолжительного переходного периода - и на граждан соседних с нами восточных государств;
  • во-вторых, присутствие на настоящий момент 7,4 миллионов иностранцев повлечет за собой дальнейшую иммиграцию в Германию, так как некоторые легально живущие в Германии иностранцы имеют супругов или малолетних детей за рубежом. Другие женятся или выйдут замуж за представителей своей родной страны (региона) и привезут их в Германию. И примерно 3,2 миллиона живущих в стране переселенцев позаботятся - несмотря на ужесточившиеся правила въезда для поздних переселенцев - о «цепной миграции», т.е. о дальнейшем притоке представителей немецких национальных меньшинств, желающих эмигрировать, особенно из Сибири, Казахстана и Киргизии;
  • наконец, в-третьих, экономическая и политическая стабильность Германии и ее геополитическое положение говорят о том, что следует ожидать известного объема иммиграции. Эти факторы приобретают значение в связи с наблюдающейся политической и экономической нестабильностью в тех частях мира, где существует возможность миграционных отношений с Германией. Это относится в первую очередь к балканским странам и к государствам, образовавшимся после распада СССР на его бывшей территории, а также к Турции и другим регионам Западной Азии. До тех пор пока в этих регионах существует угроза насильственных конфликтов, политических и экономических кризисов, это с высокой степенью вероятности может привести к увеличению количества подаваемых заявлений о предоставлении убежища в Германии, усиленному въезду членов семей, к дополнительным прошениям о получении статуса позднего переселенца, но в том числе и к нелегальному въезду в страну.

Это согласуется с заключением о невозможности в будущем полностью регулировать приток и отток населения политическими мерами. Тем не менее, в Германии и соседних с ней западноевропейских государствах существует возможность для дальновидной миграционной политики, которая не только реагирует исключительно оборонительным образом, но и ориентируется на национальные и европейские интересы. Такая миграционная политика должна пытаться определить в соответствии с согласованными количественными рамками состав и количество иммигрантов с учетом отслеживаемых критериев.

Миграционная политика не является актом альтруизма, она имеет мало общего с предоставлением убежища в рамках церкви и с гуманитарной помощью, так как прагматичная миграционная политика Германии и Западной Европы не решает ни проблем нищеты и перенаселения во многих странах «третьего мира», не исправляет ни последствий этнических чисток в бывшей Югославии, ни несправедливого политического угнетения курдов и алевитов в Турции или шок после введения рыночной экономики в бывших социалистических странах. Миграционная политика обслуживает в первую очередь интересы принимающей страны.

Миграционная политика должна попытаться количественно и качественно управлять будущими миграционными процессами. При этом Германия не может действовать абсолютно автономно, в особенности в связи с ограничением выбора вариантов действия вследствие глобализации. Поэтому Германия должна действовать согласованно со своими европейскими партнерами. До сих пор это функционировало в «негативном» плане, т.е. при попытках защиты от нежелательных миграционных потоков. В этой области существует кооперация между министрами внутренних дел и министрами юстиции европейских стран. Напротив, в том, что касается приема и распределения все больших потоков беженцев, кооперации практически не существует, здесь недостает общеевропейских механизмов распределения нагрузки. Но и при энергичном устранении причин, которые вызывают миграцию и потоки беженцев, у Германии и ее партнеров по ЕС не хватает, как правило, политической воли или способности к скоординированным действиям.

Управляемая иммиграция и действенная интеграция являются важнейшими общественными регулирующими механизмами для преодоления вызовов, возникающих из внутреннего демографического развития и глобализации. Поэтому имеет смысл подумать над всеобъемлющим регулированием будущего притока населения - даже в том случае, если кое-кто в Германии призывает к тотальному прекращению приема мигрантов и с большой радостью устранил бы и большую часть здесь живущих иностранцев от участия в конкуренции на рынке труда. Имеет смысл пересмотреть и нынешнюю практику предоставления гражданства. Экономическая и социальная интеграция мигрантов-иностранцев и поздних переселенцев не происходит автоматически с получением гражданства. Она представляет собой один их важнейших вызовов, который будет стоять перед Германией в последующие годы. Отсюда необходимо четкое свидетельство, что политика в Германии - вместо занятий чистым кризисным менеджментом, успокоения на этом или отодвигания проблемы - принимает вызов, связанный с феноменом иммиграции и его последствиями. Только тогда большинство граждан этой страны сможет воспринять миграцию и проистекающее отсюда многообразие преимущественно не как угрозу, а как следствие открытости общества и как возможность обогащения.

Но одного только изменения законов недостаточно. Необходима также другая установка в отношении нации и гражданства, поскольку до сих пор господствует представление, что немцем или немкой может быть, собственно, только ребенок немецких родителей. Основным критерием в этом случае была бы общность происхождения. Это представление затрудняет процесс адаптации живущих в Германии представителей других национальностей, блокирует реформу права гражданства и противостоит увеличившемуся этническому и религиозному разнообразию Германии. Что необходимо этой стране - это реалистический автопортрет Германии как де-факто страны иммигрантов, спокойное обхождение с многообразием, а также наступательная дискуссия о том, какие общие фундаментальные ценности должны быть у коренного населения, у людей, получивших гражданство и у здесь живущих «чужаков».

Франция

Вот уже двадцать лет иммиграция остается во Франции крупной политической проблемой. Она послужила причиной кипения страстей и весьма горячих дебатов между правыми и левыми. Осуждение присутствия иностранцев позволило появиться на свет новой политической партии (Национальному фронту), а в начале 90-х годов доля отданных этой партии на общенациональных выборах голосов достигла 15%. В настоящее время во Франции преобладают четыре точки зрения на иммиграцию: две крайние и две умеренные.

Крайне правая точка зрения сводится к тому, что иммиграция представляет опасность для нации. По мысли ее сторонников, необходимо организовать массовое возвращение лиц, не имеющих французского гражданства, в страну происхождения.

Точка зрения крайних левых заключается в том, что не должно существовать никаких границ и всякому, кто прибывает из любой страны, следует разрешить въезжать во Францию и поселяться в ней.

Умеренно правые придерживаются мнения, что приоритет следует отдавать совершенствованию пограничного контроля и борьбе с нелегальными потоками людей.

Умеренно левые, находящиеся сейчас у власти, считают, что в первую очередь нужно способствовать улучшению интеграции иностранных граждан, легально проживающих во Франции, с местным населением.

Два умеренных крыла, левое и правое, по сути дела сближаются. Некоторые различия между ними пока существуют, однако по ряду позиций, таких, как борьба с дискриминацией граждан третьих стран, находящихся во Франции на законных основаниях, и совершенствование контроля над миграционными потоками, их позиция едина.

На сегодняшний день население Франции составляет 60 миллионов жителей, включая 3,6 миллионов легально проживающих иностранцев. Существует сильная взаимосвязь между историей Франции и ее иностранными общинами: значительное большинство граждан третьих стран, проживающих во Франции, - выходцы из бывших колоний – Алжира и Марокко.

Ежегодно разрешение на въезд во Францию получают около 100 тысяч граждан третьих стран. Большей части из них разрешение выдается по причине воссоединения семей. Они близкие родственники иностранцев, легально проживающих в стране. Кроме того, ежегодно 100 тысяч человек получают французское гражданство. Фактически, количество иностранных граждан, проживающих во Франции, из года в год остается постоянным. Число получающих французское гражданство примерно равно числу иностранцев, получающих разрешение на въезд с целью длительного пребывания. Следует отметить, что 60 миллионов человек ежегодно получают краткосрочные визы на въезд во Францию с туристическими или деловыми целями.

Каковы основные аспекты французской юридической системы иммиграции? Разрешение на въезд во Францию с целью длительного пребывания (более 3 месяцев) ограничено рядом конкретных обстоятельств. Его получают лица, прибывающие в связи с воссоединением семьи (дети, жены, мужья), и студенты. Трудовая иммиграция резко ограничена: желающие въехать во Францию, чтобы там работать, должны доказать, что никакой французский гражданин или проживающий во Франции гражданин третьей страны не может заполнить соответствующую вакансию.

Существуют две разновидности видов на жительство: на один год с возможностью возобновления и на десять лет. Десятилетний вид на жительство предоставляется после длительного пребывания во Франции. Исходя из интересов общественного порядка и национальной безопасности, правительство может отказать в предоставлении вида на жительство.

Французская Конституция гарантирует право убежища всем гражданам третьих стран, которые опасаются преследований на родине. Статус беженца определяет специальная неправительственная организация – ОФПРА. Человек, признанный беженцем, получает десятилетний вид на жительство. Ежегодно около 20 тысяч человек обращаются с просьбой о предоставлении им статуса беженца. Примерно 20% из них этот статус получают.

Закон предусматривает и меры борьбы с нелегальной иммиграцией. Любой иностранец, находящийся на территории Франции без действительной визы или вида на жительство, должен покинуть страну. Правительству разрешено задерживать на 12 суток гражданина третьей страны, нелегально находящегося на территории Франции. Такое задержание входит в компетенцию судебных властей. Этот строк предназначен для того, чтобы организовать высылку иностранца в страну происхождения.

По общей оценке число нелегальных иммигрантов во Франции составляет приблизительно 300 тысяч человек, прибывших по большей части из Китая, Алжира, Марокко, Африки и бывшей Югославии. Большинство из них въехали на автомобилях через границу с Италией или Испанией. Некоторые воспользовались воздушным транспортом, имея визу, и затем вместо того, чтобы уехать по истечении срока действия визы, остались на территории Франции. Около половины нелегальных мигрантов въехали самостоятельно. Размещение им обеспечивают живущие во Франции родственники. Большинство нелегальных мигрантов, прибывших из соседних стран, остаются в стране с помощью своих семей. Они нелегально устраиваются на работу, за которую им недоплачивают, и не пользуются социальной защитой. По сути дела нелегальное трудоустройство – одна из причин нелегальной миграции.

Общая практика миграционной политики Франции предусматривает высылку любого нелегально находящегося на ее территории иностранца. Но французские власти всегда имеют право предоставить вид на жительство любому нелегальному мигранту по причинам гуманитарного характера, даже если это решение не находится в строгом соответствии с законом. Данный принцип был подтвержден Государственным советом, который является высшей судебной инстанцией по вопросам иммиграции. Такое решение должно носить исключительный характер и приниматься на индивидуальных основаниях.

Точно так же французское правительство по политическим причинам периодически проводит широкомасштабные амнистии, решая легализовать или урегулировать положение большого числа нелегальных мигрантов. Первая амнистия была проведена в 1982 году после победы социалиста Ф. Миттерана на президентских выборах. Решение о второй крупной амнистии было принято в 1997 году после победы коалиции социалистов, «зеленых» и коммунистов.

Швеция

Шведское Королевство издавна считалась образцом открытости миру, толерантности и продуманной политики по отношению к иностранцам. Почти 1,7 миллиона «лиц с иностранным прошлым» (иммигранты и их дети) проживают сегодня в Швеции, которая насчитывает 8,8 миллионов жителей. Однако и в образцовом северном государстве все больше распространяются враждебное отношение к иностранцам и правый экстремизм. Поджигают приюты для беженцев, преследуют переселенцев, проповедуют расизм. Непримиримое ядро агрессивных неонацистов объявило войну всем «неарийцам».

Скептики объясняют эти тенденции крахом прославленной шведской иммиграционной политики, а также экономическими процессами. Неприязнь к чужим, по мнению депутатов гражданской оппозиции в риксдаге, - это ответ на сегрегированные предместья, растущую безработицу среди иностранцев и страх многих шведов перед засильем чужих.

Опрос общественного мнения летом 2000 года показал, что более половины опрошенных считают: в Швеции слишком много иммигрантов. Две трети указали на то, что боятся растущей преступности среди иностранцев. Десятая часть не хотела увеличения квоты на въезд иностранцев в страну.

Шведская миграционная политика с середины 60-х годов опиралась на сочетание строго регулируемой иммиграции и комплекса льгот, содействующих интеграции. Барьеры иммиграции были сравнительно высоки, зато принятые иммигранты получали довольно щедрую помощь: им предоставлялись языковые курсы, возможности повышения квалификации, квартира, социальное и экономическое обеспечение. До тех пор, пока число иммигрантов было сравнительно невелико и шведская экономика мощно развивалась, такая политика споров не вызывала. С середины 80-х на Швецию со всей силой обрушился поток беженцев из кризисных районов Азии и Центрального Востока - каждый год десятки тысяч. Только с Балкан в страну прибыло более 140 тысяч беженцев гражданской войны. За последний год, например, 7 тысяч беженцев из Косово получили временное разрешение на пребывание в Королевстве Швеция. В апреле этого года срок их виз истекает. Но пока лишь 2 тысячи из этих беженцев вернулись на родину. Между тем, была введена более строгая проверка претендентов на получение убежища. В этом году государственная комиссия по делам иностранных граждан - последняя инстанция в миграционных вопросах - отклонила три четверти заявлений. Сокращены сроки прохождения документов в центральном «миграционном ведомстве», ускорена процедура выдворения. Ровно 68% претендентов на убежище приехали в Швецию без паспорта, подавляющее большинство нелегально пересекло границу. За прошедший год Швеция предоставила убежище 11241 беженцу. По данным комиссии ООН по делам беженцев (UNHRC), это составляет 2,6% всех претендентов на убежище в 22 странах Европы.

Вместе с тем, постепенно в политике и экономике складывается понимание того, что в будущем Швеции понадобится больше иностранцев. Как недавно установила правительственная комиссия, каждый год в течение длительного периода следует принимать на 30 тысяч больше иммигрантов, чтобы компенсировать низкие показатели рождаемости и сохранить статус процветающего государства. Это означает открытие границ для 900 тысяч иммигрантов до 2030 года - более десятой части сегодняшнего населения Швеции.

Италия

На протяжении всей новейшей истории Италии (т.е. начиная с объединения в 1861 году) она была одним из основных источников иммигрантов и стала принимающей страной только с конца 1970-х годов. Опыт разработки миграционной политики ее несколько специфичен. Можно выделить как минимум две особенности. Во-первых, когда иммиграция стала для государства заметным явлением, внутри страны  был относительно высокий уровень официальной безработицы, что, однако, сопровождалось существенным количественным весом теневой экономики. Во-вторых, Италия открыла для себя иммиграцию как явление и сделала первые шаги по ее регулированию в то время, когда строилась "крепость под названием Европа", и поскольку она поздно присоединилась к этому процессу, на ее политику существенно повлияли опыт и в особенности требования ее североевропейских партнеров. Находясь на границах Европейского союза и будучи потенциально транзитной страной для иммигрантов, желающих переехать в Северную Европу, она не могла не прийти к новому ограничительному подходу к иммиграции, даже несмотря на то, что особенности ее рынка труда предоставляли структурные возможности для использования дешевой и гибкой иностранной рабочей силы.

В 1989 году, после примерно десятилетия иммиграции и перед первой крупной амнистией 1990 года, в Италии находилось приблизительно 490 тысяч иностранцев, имевших легальный вид на жительство (26% - граждане ЕС и 11% - граждане США). Вследствие неоднократных кампаний по легализации иммигрантов невозможно статистически измерить годовой приток мигрантов, и единственной более или менее надежной цифрой является число выданных видов на жительство на конец года. По данным католической организации по оказанию гуманитарной помощи «Каритас», число зарегистрированных иностранцев на конец 1998 года составляло 1,03 миллиона человек, а общее количество легально проживающих иностранцев на ту же дату составляло 1,2 миллиона. Таким образом, есть основания считать, что число легально проживающих иностранцев составляет от 1 до 1,5 миллиона человек, что приблизительно равно 2% населения. На протяжении последних 20 лет иммиграция имела весьма существенные, но, конечно, не катастрофические размеры. Если бы приток иммигрантов в Италию был на том же уровне, что и ежегодный приток в Германию (до введения ограничительной политики в 90-х годах), число прибывших в нее за 20 лет иммигрантов было бы по крайней мере вдвое больше. Приток лиц, обратившихся с просьбой о политическом убежище, был значительно скромнее (1-5 тысяч в год) за исключением отмеченного в 1991 году пика в 32 тысячи человек, главным образом вследствие первого албанского кризиса. Главное, однако, заключается не в абсолютном, а в относительном выражении. Еще 20 лет назад сама идея об иммигрантах в Италии, которая была страной эмиграции на протяжении всей своей новейшей истории, представлялась нереальной, чуть ли не абсурдной. Официальное открытие иммиграции произошло лишь в начале 80-х годов, когда перепись 1981 года показала присутствие значительного числа иностранных рабочих, что делало Италию принимающей страной.

На тот момент государство не имело практически никаких законодательных актов и административной политики, которые позволили бы спокойно встретить это открытие. До принятия в 1998 году нового закона о миграции миграционная политика и юридический режим миграции в стране развивались рывками, а именно сериями законодательных инициатив «на данный случай» в ответ на приток мигрантов и на давление со стороны общественного мнения.

В итальянском обществе широко распространилась моральная паника по поводу миграции и рассуждений о том, что она имеет масштабы стихийного бедствия. Бытовало мнение, что иммиграция создает проблемы с точки зрения поддержания общественного порядка. Взаимодействие между восприятием иммиграции как стихийного бедствия и ограничительной политикой выражалось в том, что они взаимно укрепляли друг друга. В частности, чрезмерно ограничительный подход к легальной иммиграции  в такой стране, как Италия, с ее либеральной политикой в отношении туристических виз и длинной береговой линией, которую трудно охранять, постоянно приводил к появлению значительного числа нелегальных иммигрантов, что вызывало необходимость многократных амнистий. Это, в свою очередь, укрепляло восприятие иммигрантов как инакомыслящих и мнение о неспособности государства контролировать миграцию, что усиливало моральную панику и восприятие миграции как стихийного бедствия.

Новый закон об иммиграции, принятый итальянским парламентом в 1998 году, стал первой попыткой государства всесторонне отреагировать на такое явление, как миграция. Закон, состоящий из семи разделов и 46 статей, весьма обширен и охватывает три отдельных вопроса:

  • борьбу с нелегальной иммиграцией и организациями контрабандистов;
  • регулирование миграции рабочей силы при помощи системы годовых квот;
  • совершенствование прав, предоставляемых легальным мигрантам, чтобы способствовать их интеграции с местным населением.

Среди аспектов закона, касающихся контроля над иммиграцией, можно выделить следующие:

  • приоритет укреплению внешних средств контроля над миграцией;
  • установка более прочных оснований для вынесения средств контроля над миграцией в соседние государства;
  • введение более жестких санкций против организаторов нелегального въезда;
  • повышение механизмов эффективности выдворения из страны.
Опыт миграционной политики западных стран: альтернативы для России

Современная миграционная ситуация в России сформировалась под влиянием распада СССР, процесса, затронувшего судьбы миллионов людей, проживающих на необъятных просторах бывшего союза. Образование новых независимых государств повлекло массовые миграции населения. Целое десятилетие прошло под знаком мощных перемещений между ними. Конечно, со временем масштабы их уменьшились. Так, в 2000 году в Россию прибыло 350 тысяч человек — в 3,3 раза меньше, чем в рекордном 1994 году. За 10 лет ситуация в области миграции сильно изменилась. По-прежнему ощущается острая необходимость в четкой и продуманной миграционной политике. Однако приоритеты ее теперь другие: если 10 лет назад основным вопросом была репатриация оставшихся за рубежом соотечественников, то ныне политика в области миграции призвана решить серьезные социально-демографические проблемы, вставшие перед Россией.

Вопреки многим неутешительным прогнозам я с оптимизмом смотрю в будущее: у страны есть все шансы справиться с этой задачей. Разработать и проводить эффективную миграционную политику нам вполне по силам. И немаловажным здесь является изучение опыта зарубежных стран: он поможет «обойти чужие грабли», не повторять чужих и своих ошибок, воспользоваться уже наработанными и проверенными механизмами управления миграцией.

На данный момент ситуация такова: страна - и это единодушно признается всеми экспертами-демографами, об этом кричат политики всех видов и мастей - переживает демографический кризис. Через несколько лет число работающих сравняется с числом пенсионеров, и тогда не из чего будет платить даже такие мизерные пенсии, какие платят сейчас. В итоге в правительстве пришли к выводу, что единственно возможное решение - активное привлечение в Россию иммигрантов. К этому же выводу в свое время пришли многие «стареющие» страны Европы. У России в этом смысле есть очевидное преимущество: наш основной иммиграционный ресурс - те, кто еще совсем недавно был нашим соотечественником, - люди, которым не надо специально учить русский язык и привыкать к нашим обычаям.

Казалось бы, политическая задача ясна: создать им в России режим наибольшего благоприятствования. За минувшие 10 лет из стран ближнего зарубежья к нам, по оценкам демографов, перебрались около четырех миллионов человек. Для решения наших задач этого явно недостаточно. Академик Анатолий Вишневский, специалист по проблемам народонаселения, считает, к примеру, что стране необходим приток как минимум в миллион в год. Разумеется, выполнить такой план или хотя бы приблизиться к этим цифрам за счет одних только русских ближнего зарубежья нереально. Но, слава богу, Россия может пока быть привлекательна не только для русских. В беднейшей европейской стране Молдавии на Россию взирают как на Клондайк - чуть не треть мужского населения у нас на заработках. В основном нелегально. То же с жителями Армении. Украина куда как богаче Молдовы и Армении, но и украинцев в России немало, и тоже в большинстве своем нелегалы. Государственный интерес не в том, чтобы поймать их, разоблачить и выдворить, а в том, чтобы облегчить им переезд в Россию: пусть живут и работают легально. Ученый-демограф Жанна Зайончковская уверена, что миграция из Закавказья могла бы решить множество демографических проблем. В 80-е годы переселенцы из Закавказья занимали, по словам исследователя, важные трудовые ниши: в основном их силами велось строительство дорог в Средней России, и во многих колхозах и совхозах Нечерноземья грузины и азербайджанцы работали зоотехниками, агрономами и ветеринарами.

Но беда в том, что в России нет осознанной и целенаправленной миграционной политики. Эмиграция полезна любой стране, но только в том случае, если эмигрируют те, кто нужен этой стране. И регулировать это не так сложно – например, Великобритания, постоянно ужесточающая законодательство в области иммиграции, в мгновение ока выдает визы и гражданство тем, кто нужен английскому бизнесу. Так, помимо технических специалистов, учителей и медицинских работников, Соединенное Королевство активно привлекает бизнес-инвесторов.

На самом деле даже приток пресловутых кавказцев России выгоден. Во-первых, мы снимаем сливки с плодов советского еще образования - в Россию, среди прочих мигрантов, едут и достаточно образованные люди. Во-вторых, решается вопрос недостатка трудовых ресурсов. Существует иллюзия того, что «лица кавказской национальности» занимаются только торговлей. Ею, помимо всего прочего, тоже надо заниматься, однако при этом доля кавказцев, занятых на черных работах, весьма велика. И неспроста: далеко не все российские граждане готовы заниматься низкоквалифициро-ванным, «непрестижным» трудом. Эта ниша в экономике свободна. Что плохого, если ее займут мигранты?

Задача государства только в том, чтобы дать людям трудиться легально. На сегодня количество нелегалов в России по разным оценкам составляет 500-700 тысяч человек. По словам специалиста в области прав человека и миграции Сергея Ягодина, уже назрела необходимость в проведении государственной амнистии, которая легализовала бы и урегулировала положение большого числа нелегальных иммигрантов. И в этом тоже у государства есть возможность опереться на опыт Европы: как упоминалось выше, в разное время амнистии проводились, например, в Италии и Франции.

Помимо таких «экстренных» мер, как амнистия, требуется грамотная корректировка законодательства. Во-первых, по моему глубокому убеждению, необходимо продлить сроки для получения российского гражданства для бывших граждан СССР. Пусть с момента распада Союза прошло уже более 10 лет, люди, живущие в его бывших республиках, - наши соотечественники, признавать их иностранцами и, фактически, отказываться от них мы не имеем никакого права.

Во-вторых, нужно разработать законопроекты, регулирующие процесс иммиграции, контроль за въездом, выездом и пребыванием на территории РФ иностранцев. Для того чтобы стимулировать иммиграцию в нашу страну, нужно активно проводить мероприятия, направленные на интеграцию мигрантов. С этой целью лицам, приезжающим в нашу страну, нужно предоставлять жилье и рабочие места. Конечно, в первую очередь эти меры распространяются на высококвалифицирован-ных специалистов и на тех, кто может быть полезен в России.

Параллельно следует проводить работу по уменьшению масштабов миграции наших специалистов за рубеж. Общеизвестно, что при эмиграции квалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала, ученых и специалистов страна-донор оказывается в большом проигрыше. Она теряет все капитальные затраты, вложенные в подготовку этих кадров. Отечественный рынок теряет самые «соки» рабочей силы, интеллектуальную элиту, творческий потенциал которой служил первоосновой и залогом развития экономики в условиях НТР. Таким образом, страна-донор ухудшает свое положение, теряет перспективы развития в будущем.

Опыт ряда государств, раньше, чем Россия, столкнувшихся с широкомасштабным оттоком интеллектуального потенциала и выработавших соответствующие защитные механизмы, показывает, что существует возможность в определенных пределах воздействовать на стихийный процесс «утечки умов» и уменьшить его отрицательные последствия для экономики страны.

Решение проблемы состоит в превращении процесса миграции ученых из одностороннего (Россия-Запад) в нормальный для всех развитых стран двусторонний процесс обмена научными кадрами. Однако это может быть обеспечено только созданием в России нормального функционирующего гражданского общества, предъявляющего высокий спрос на научные идеи и разработки, возрождением российской культуры, сближением жизненного уровня и условий труда отечественных ученых и специалистов с условиями, достигнутыми в развивающихся странах. Понятно, что на сегодня такое решение выглядит еще не совсем реально.

В России, к тому же, пока отсутствует комплексная законодательно-нормативная база, которая бы регулировала весь спектр отношений, связанных с внешней трудовой миграцией и, прежде всего, с вербовкой российских граждан, изъявивших желание работать за границей, обеспечила бы социальную защиту трудящихся мигрантов и их реэмиграцию.

Таким образом, если сегодняшняя молодежь по-прежнему будет искать счастья за рубежом, государству придется подумать о том, чтобы привлечь на их место студентов из других стран.

Серьезной проблемой для современной России является вынужденная миграция. Ситуация с беженцами и вынужденными переселенцами сейчас плачевная. Однако мировой опыт показывает: какой бы сложной ни была экономическая ситуация, всегда есть возможность решить гуманитарные проблемы. Достаточно вспомнить хотя бы колоссальную работу, проделанную в Европе после второй мировой войны, когда в условиях разрухи и экономического были репатриированы или обустроены на новом месте миллионы беженцев и перемещенных лиц. Механизмы помощи и предоставления убежища за более чем 50 лет уже достаточно четко отработаны и эффективно функционируют. Нашей стране есть, с кого брать пример.

Более того, люди, едущие в Россию, ищут не хорошей жизни, как те, что направляются на благополучный Запад. Большинство из них не рассчитывают на государственные пособия. Люди готовы обустраивать свою жизнь своими силами. По образному выражению Сергея Ягодина, цель государства не давать им рыбу, а дать удочку и позволить самостоятельно ловить рыбу. От государства, таким образом, требуется не постоянное их содержание, а лишь посильная помощь на первых порах обустройства и интеграции.

В любом случае, не надо бояться мигрантов. Мы вступили в новую эру, когда благополучие страны, развитие экономики, улучшение демографической ситуации в стране зависит от миграции. Много веков, принимая в себя представителей иных народов, Россия становилась богаче, не теряя себя. Просто были жесткие правила для тех, кто приходил, и для тех, кто встречал. Сегодня этих правил нет. Если их не будет и дальше, Россию ждут великие потрясения.

Заключение

Подводя итоги всему вышесказанному, можно сделать вывод, что в новом веке миграция из разряда государственных и межнациональных проблем перейдет в новое качество. Она станет рычагом государственного регулирования многих процессов экономики, демографии, культурного обмена и т.д.

Уже сейчас наметились необходимость и тенденция к межгосударственной интеграции в управлении миграционными процессами. Правительства развитых стран Европы в скором времени придут к координации усилий в отношении различных аспектов:

  • необходимость разработки общей международной политики по предоставлению убежища, согласования национальных законодательств в этом вопросе уже не подвергаются сомнению;
  • серьезные опасения вызывают масштабы незаконной миграции, уменьшить и поставить под контроль которую можно также только совместными усилиями, плодотворным взаимодействием как стран исхода незаконных мигрантов, так и стран-реципиентов;
  • единый европейский рынок предполагает свободную циркуляцию рабочей силы, что в свою очередь предполагает наличие законодательной базы по вопросам межгосударственного кадрового обмена.

И это только наиболее значимые проблемы современной Европы в области миграции. При этом нельзя забывать о демографических, социальных, культурных, даже криминальных последствиях миграции.

В настоящее время вышеозначенные вопросы остро встали перед всеми странами. Ведутся горячие дискуссии по созданию новых, соответствующих изменившейся ситуации, механизмов управления миграцией, в первую очередь, законодательных.

По степени значимости для государства миграции Россия во многом близка к Европе. За последние годы участились горячие дискуссии, касающиеся дальнейшего развития нашей страны в этом направлении. Уже никто не отрицает остроты и значимости создавшейся ситуации. Тем более важным представляется выбор правильного пути дальнейшего управления миграцией и использования ее для целей государства. Стоит ли говорить, какое значение имеет многолетний опыт наших предшественников? Главное, правильно им воспользоваться, выбрать только лучшее и проверенное временем и грамотно приспособить его к российской действительности.

Список использованной литературы и ресурсов Интернета

Литература:

    1. Воробьева О.Д. Миграция населения. Вып.6: Миграционная политика. Приложение к журналу «Миграция в России». – М., 2001.
    2. ЕС бессилен перед иммиграцией//Заграница. Газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом», №12(65) март 2001.
    3. Иммиграционная политика западных стран: Альтернативы для России/ Под ред. Г.Витковской; Междунар. орг. по миграции. Моск. исслед. программа по миграции. – М.: Гендальф, 2002.
    4. Миграционная ситуация в странах СНГ/ Под ред. Ж.А.Зайончковской - М.: Комплекс-Прогресс, 1999.
    5. Неисповедимы пути иммиграции// "Российская газета", 8 октября 1996.
    6. Положение беженцев в мире. Пятьдесят лет гуманитарной деятельности (УВКБ ООН). – М., 2000.
    7. «Ренессанс» экономической миграции на Западе// "Вопросы экономики" №11, 2002
    8. Социально-политические последствия международной миграции населения// МЭиМО, № 3, 1999.
    9. Старченков Г.И. Трудовые миграции между Востоком и Западом. Вторая половина ХХ столетия. - М.: Институт востоковедения РАН, 1997 г.

Интернет-сайты:

  • www.ambafrance.ru
  • www.demoscope.ru
  • www.geo2000.nm.ru
  • www.geoport.ru
  • www.krugosvet.ru

Подобные работы:

Микрогосударства ЕвропыМинеральные ресурсыМировое хозяйство. Сущность и основные этапы формированияМировой океан
Актуально: